Подписаться
Курс ЦБ на 21.01
61,46
68,20
Деловой квартал / Новости / «Давление на бизнес будет только усиливаться. Но арестовать предпринимателя ста...
адвокат Вреж Гулян
адвокат Вреж Гулян
Источник: из личного архива

«Давление на бизнес будет только усиливаться. Но арестовать предпринимателя стало сложнее»

Самое читаемое
  • «Моя пара стоит минимум 1,5 тыс. евро». Бизнес-история «сумасшедшего сапожника» «Моя пара стоит минимум 1,5 тыс. евро». Бизнес-история «сумасшедшего сапожника»
  • Выступили против застройки. Нижегородцы раскритиковали проект планировки «Швейцарии» Выступили против застройки. Нижегородцы раскритиковали проект планировки «Швейцарии»
  • «Наземное метро». В Сормове запустят городскую электричку «Наземное метро». В Сормове запустят городскую электричку
  • Инвестиции — 340 млн. В Дзержинске открыли новое импортозамещающее производство Инвестиции — 340 млн. В Дзержинске открыли новое импортозамещающее производство
  • Преемник Мишустина: новым главой ФНС стал ответственный за налоговые проверки бизнеса Преемник Мишустина: новым главой ФНС стал ответственный за налоговые проверки бизнеса
07:00   04.09.2019

«Причина ужесточения контроля проста — борьба с теневой экономикой. И во время этой борьбы будут неизбежно страдать те, кто ведет прозрачный белый бизнес, не нарушая уголовный кодекс».

Адвокат Вреж Гулян в своей колонке для NN.DK.RU рассказывает о том, почему в ближайшее время контроль над бизнесом только ужесточится, но государство тем не менее предпринимает попытки защитить бизнесменов.

— По разным данным, в 2016 г. число зарегистрированных преступлений по «экономическим» статьям в России составило до 108 тыс., в 2017 — до 105 тыс., в 2018 — на уровне 2017 г. Примерно такое же количество зарегистрированных преступлений в 2014 и 2015 гг. То есть ситуация остается неизменной. При этом 80% возбужденных уголовных дел до рассмотрения в судах по существу не доходят. 

В качестве подозреваемого и обвиняемого по «экономическим» статьям, как правило, привлекаются собственники и руководители компаний, то есть люди, от прямого участия которых в управлении бизнесом зависит само существование бизнеса.

Кто в зоне риска? Чаще всего под арест по «экономическим» статьям заключают предпринимателей, которые подходят именно под категорию мелкого бизнеса — до 800 млн руб. годового оборота. Если рассматривать статистику по отраслям, то под наиболее пристальным вниманием банковская и финансовая сфера.

По моим наблюдениям, давление на бизнес усилилось, и, более того, оно продолжит усиливаться, в этом нет никаких сомнений. Причина ужесточения контроля проста — борьба с теневой экономикой. И во время этой борьбы будут неизбежно страдать и люди, которые ведут прозрачный белый бизнес, не нарушают уголовный кодекс.

Причина простая — наличие так называемых  пограничных ситуаций, когда адвокат видит гражданские отношения, а следователь — преступление.

Приведу пример. В апреле у меня было дело: предприниматель доносил до потребителей неточную информацию о продаваемой технике. Люди платили ему, а по факту получали товар другого производителя либо товар худшего качества. Но разницы в стоимости почти не было. Проще говоря, он покупал товар в Китае, а продавал здесь, в Нижнем Новгороде. Следователи сочли, что есть состав мошенничества. Но если углубиться, его нет. Да, было введение в заблуждение, да нарушение прав потребителей, но не мошенничество как состав преступления, предусмотренного статьей 159 Уголовного кодекса РФ. А предпринимателя заключили под стражу.

Попадая под арест, руководитель или собственник бизнеса теряет возможность контролировать компанию.

Однако государство предприняло попытку защитить предпринимателей. 2 августа 2019 г. президент подписал ФЗ « О внесении изменений в статьи 108 и 109 Уголовно-процессуального кодекса РФ». Этим законом установлено, что заключение под стражу в качестве меры пресечения не может применяться в отношении подозреваемого, если преступления совершены индивидуальным предпринимателем или руководителем компании и связаны с ведением предпринимательской деятельности.

Таким образом, у предпринимательского сообщества стало больше возможностей избежать тюрьмы. Раньше суды и следствие особо не разбирались, есть ли в деле предпринимательский состав, никто в детали не вникал. Теперь необходимо обосновать: есть ли предпринимательский состав, почему нужно заключать человека под стражу, какие следственные действия будут проводиться.

Вместе с тем, для следствия существенно усложнилась процедура нахождения под стражей. Теперь следователь обязан раскрыть суду информацию о том, какие следственные действия он провел, пока предприниматель находился под стражей. Если следователь не сможет сделать этого, то суд обязан будет отказать ему в продлении срока. Кроме того, у суда появилась возможность продлить стражу на меньший срок, чем просит следователь.

Эти нововведения применяются в отношении зарегистрированных индивидуальных предпринимателей и членов органа управления компаний, включая руководителей компаний (генеральных, исполнительных, управляющих директоров), полномочия которых документально подтверждены.

Но этот закон касается только «экономических» преступлений. Если предприниматель убил, избил, изнасиловал или совершил иное не «экономическое» преступление, его заключат под стражу.

Я считаю, что это значимое изменение, которое говорит о том, что государство хочет обезопасить предпринимателей, хотя и преследует цель борьбы с теневой экономикой. Эти изменения направлены на то, чтобы не разрушать бизнес. Предприниматель, может быть, действительно совершил мошеннические действия, но если его заключить под стражу, рухнет его бизнес. А часть этого бизнеса может быть легальной, там работают люди, они получают зарплату, кормят свои семьи, платят налоги.  

Ну и всегда есть вероятность, что дело возбуждено незаконно или не до конца исследовано. Не вникли в суть, просто возбудили дело и привлекли к уголовной ответственности.

Однако пробелы в новом законе тоже существуют. Следователь фактически освобожден от необходимости раскрывать суду сведения обо всех следственных действиях, произведенных с момента заключения под стражу, что позволит ему утаить от суда то, что ранее следственных действий не производилось. Как пример, сейчас следователи специально не предоставляют суду документов, говорящих о предпринимательском характере деяния и наличия у подозреваемого и обвиняемого статуса индивидуального предпринимателя, а суды неохотно у них это требуют, или вовсе не считают нужным это делать.

Следователю дается возможность: либо ты излагаешь то, что было ранее тобой сделано за весь период срока заключения, либо за срок последнего продления стражи.

Следователи, понимая, что ничего не успели сделать за последний срок, начинают быстро проводить какие-то следственные действия  и сообщают об этом суду. Суд думает: «Ага, ребята-то работали, давайте мы ему еще продлим меру пресечения». А то, что человек уже сидит год, за который следствие почти ничего не сделало, никто не заметит (если только адвокат не скажет об этом). И это будет законно.

Система Orphus
Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter.
Наверх
Чтобы пользоваться всеми сервисами сайта, необходимо авторизоваться или пройти регистрацию.
  • вспомнить пароль
Вы можете войти через форму авторизации зарегистрироваться
Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
  • Укажите ваше имя
  • Укажите вашу фамилию
  • Укажите E-mail, мы вышлем запрос подтверждения
  • Не менее 5 символов
Если вы не хотите вводить пароль, система автоматически сгенерирует его и вышлет на указанный e-mail.
Я принимаю условия Пользовательского соглашения и даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности. Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
Вы можете войти через форму авторизации
Самое важное о бизнесе.
Читайте лучшие публикации каждое утро. Подпишитесь на рассылку «Делового квартала».
Я даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности. Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.