Подписаться
Курс ЦБ на 01.12
76,19
91,20

«Говорят, что врачи не плачут. Это неправда». Рассказ главврача о борьбе с COVID-19

Наталия Зеляева
Наталия Зеляева. Иллюстрация: из личного архива

«Коллеги спрашивают меня: “Скажите, когда все это кончится. Мы будем ждать, мы потерпим”. А мне и ответить нечего. Не знаю, никто не знает», — Наталия Зеляева.

После летнего спада заболеваемость COVID-19 в Нижегородской области, как и по всей стране, вновь растет. Для нижегородцев вводят новые ограничения, а больницы переоборудуют в COVID-госпитали. «Деловой квартал – Нижний Новгород» поговорил с главным врачом ГБУЗ НО «Городская больница №28», к.м.н., доцентом кафедры факультетской и поликлинической терапии ПИМУ Наталией Зеляевой о том, как проходит борьба с новой коронавирусной инфекцией.

Публикация подготовлена в рамках проекта «Человек года».

«Я не могла представить, что однажды окажусь в красной зоне»

— С детства я мечтала помогать людям. Сострадание и милосердие передала мне моя мама, которая всю свою жизнь посвятила уникальной профессии — лечить людей. Когда я решила стать врачом, она сказала отцу: «Пусть поработает санитаркой, посмотрит и поймет, сможет ли посвятить себя медицине». Я училась тогда в 10-м классе, мама привела меня в свою больницу №28, и я оттуда больше не ушла.

Каждый день после уроков я приходила на работу в неврологическое отделение, ухаживала за больными, мыла полы, постоянно наблюдала за врачами, они казались мне волшебниками — белый халат, взмах молоточком, и ты понимаешь, чем болен человек и знаешь, как ему помочь. И уже тогда у меня не осталось сомнений, что я буду врачом-неврологом. Но в то время я даже представить не могла, что однажды могу оказаться в красной зоне, практически на линии фронта.

Время на подготовку и открытие госпиталя — всего 72 часа

Наша больница была перепрофилирована под инфекционный госпиталь одна из первых, 28 марта: 244 койки, 19 — реанимационных. Один из самых больших госпиталей.

Почему наша больница? Это большое многопрофильное учреждение, у пациентов с COVID-19 есть и сопутствующие заболевания, и углубляться только в работу инфекционного профиля — это не оптимальный вариант. Кроме этого, в нашей больнице большое количество реанимационных коек, собственный КТ-центр. И еще у нас сильный коллектив, с десятилетним опытом работы в качестве резервного госпиталя для лечения пациентов с гриппом.

Скоро семь месяцев работы в красной зоне нон-стоп. Более 2000 вылеченных пациентов и спасенных жизней. Но я всегда вспоминаю самое начало. Неужели мы это смогли сделать…

Приказ министерства, и время на подготовку и открытие госпиталя — 72 часа. 

Мой заместитель Марина Виленовна Коробейникова, помощник эпидемиолога Галина Михайловна Смольева, и я, работали практически круглосуточно. Приходилось очень много читать, смотреть интервью и вебинары с участием руководителей открывшихся госпиталей в Москве. Очень важно было использовать имеющийся к тому времени опыт наших коллег.

В кратчайшие сроки мы развернули необходимую инфраструктуру, приемно-сортировочное отделение, создали систему шлюзов входа и выхода, отработали механизмы доставки пациентов, медикаментов, питания, медицинских отходов.

Первое время было тяжело привыкнуть к разработанной логистике, сотрудники смеялись: «Нужен навигатор, чтобы перемещаться в госпитале и на его территории». Сейчас все это отработано до автоматизма.

Хирурги, урологи, проктологи, кардиологи, неврологи, оториноларингологи, — все мы в один день стали просто врачами, которые принимают пациентов с COVID-19. В начале была некая растерянность, потому что мы встретились с патологией, которую не знаем, и руководствовались только имеющимися схемами, а не своим опытом. Потом начали более четко понимать, что же происходит с пациентами. Сейчас уже появилась некая уверенность в своих силах, но еще далеко до полного управления заболеванием, течение которого может быть очень непредсказуемым.

«Говорят, что врачи не плачут. Это неправда». Рассказ главврача о борьбе с COVID-19 1

Было ли страшно? Было. Не за себя, а за своих сотрудников. Я как руководитель должна была сделать все возможное для их безопасности. Это уже потом все стало отлажено, был сформирован запас одноразовой спецодежды, респираторов, масок, пошиты многоразовые дышащие комбинезоны. А тогда задача была найти средства защиты любой ценой и сохранить свой коллектив. Вместе с закупочным отделом мы искали костюмы, респираторы, маски. «Срочно! Бегом! Найти! Успеть!» — были наиболее употребляемые слова в тот период. Очень выручили в самом начале имеющиеся у нас многоразовые хирургические халаты, которые мы дезинфицировали и стирали, и привезенная из Крыма большая партия респираторов, благотворительная помощь. Дополнительное медицинское оборудование дали во временное пользование коллеги из государственных и частных медицинских учреждений.

«Каждый раз как на войну, 08:00 — снова красная зона»

Утренняя смена начинается в 08.00. Впрочем, это — пересменок, ведь медики работают круглосуточно, у нас фактически нет понятия «смена», работаем столько, сколько нужно для пациентов.

Руководители отделений приходят чуть раньше. В 07:30 — сбор у меня в кабинете. Мы изучаем показатели всех пациентов, коллегиально обсуждаем, принимаем решения о дальнейшем лечении. Важно не ошибиться, не пропустить возможное ухудшение, вовремя повторить обследование, произвести смену протокола. Затем — традиционное пожелание удачи и хорошего дня. И каждый раз как на войну, в 08:00 — снова красная зона.

«Говорят, что врачи не плачут. Это неправда». Рассказ главврача о борьбе с COVID-19 2

Соблюдение предельно жестких требований безопасности — жизненная необходимость. Медики работают в средствах индивидуальной защиты, сначала — внутренний хирургический костюм, обязательно две пары перчаток, шапочка, респиратор, верхний защитный комбинезон, потом маска или очки, на ноги тапочки и специальные бахилы, с многократной проклейкой скотчем всех стыков.

Красная зона… Сдача дежурства, вслед за этим — обход, измерение температуры, частоты дыхания, сатурации, регулирование подачи кислорода, консультации специалистов, назначение обследования и лечения. Одновременно с этим непрерывно продолжается прием и выписка пациентов — в день поступает порядка 30-40 пациентов, столько же и выписывается. Перерыв, выход через шлюз, небольшой отдых, и обратно, все по новой.

Здесь постоянно, как и в приемно-сортировочном отделении, все в движении. Скорая, новый пациент, измерение показателей, КТ, анализы, принятие решение о госпитализации или лечении на дому. Снова скорая, одна, две, три… «Срочно! Бегом! Успеть!» — опять все те же слова.  Однажды, когда был огромный поток пациентов, вспомнила, что не попросила коллег из отделений спуститься и помочь разгрузить скорые и принять новых пациентов. Звоню, а в ответ: «Не волнуйтесь, мы здесь уже давно». Вот это молодцы!

«В костюме жарко, это как будто ты в сауне в зимней одежде»

Работать на передовой линии борьбы за жизнь пациентов с COVID-19 тяжело. В нашем госпитале тяжелее вдвойне, ведь профиль нашего инфекционного госпиталя — еще и хирургический. К нам поступают со всего города пациенты с COVID-19 и с сопутствующими заболеваниями – аппендицит, холецистит, гнойные, воспалительные осложнения, гангрена. Как правило, таких сложных пациентов надо оперировать. Поэтому, наши врачи инфекционного отделения №4 совмещают две специальности — хирурга и инфекциониста. Честно, я не представляю, как коллеги справляются, ведь кроме ночных дежурств, обходов пациентов, назначений, выписки и переводов, врачи идут в операционные и несколько часов работают там. Они — настоящие герои, очень горжусь ими. Руководит этим отделением замечательный доктор, молодая и красивая женщина — Виктория Юрьевна Лукашевич.

«Говорят, что врачи не плачут. Это неправда». Рассказ главврача о борьбе с COVID-19 3

Медики работают на пределе физических возможностей. Постоянно находиться в средствах индивидуальной защиты нелегко, даже молодым. В первую очередь, очень страдает мелкая моторика пальцев. Теряются тактильные ощущения. Любая манипуляция сейчас — это две пары перчаток, и третья пара стерильных для выполнения хирургических вмешательств. Даже самые простые действия выполнять в разы сложнее.

Дышать в респираторах тяжело, они давят на нос, скулы. Маска плотно прижата к лицу, натирает, большой дискомфорт испытываешь от ее запотевания. Особенно тяжело реаниматологам и хирургам, приходится искать угол, под которым можно рассмотреть, как выполняешь, например, интубацию трахеи для ИВЛ, или делаешь разрез.

В капюшоне плохо слышно, особенно в реанимационном отделении, где очень шумно из-за большого количества постоянно работающих аппаратов — приходится говорить громче и медленнее.

И, конечно, в костюме жарко, это как будто ты в сауне в зимней одежде. Особенно тяжело было летом, когда жара, а в помещениях госпиталя нельзя включать кондиционеры. Знаю по себе, снимаешь спецодежду, а хирургический костюм — мокрый, в обуви — вода, выходишь на улицу, делаешь глубокий вдох чистого воздуха, и думаешь, как же это здорово, дышать самому.

В течение смены отсутствуют возможность «попить и сходить в туалет». Для этого есть перерывы, которые нужно согласовать с теми, кто остается. Пробовали использовать памперсы — так себе удовольствие, решили лучше не пить.

«Каждая потеря — это боль»

Человек — существо, которое адаптируется к любым условиям, даже к таким жестким и экстремальным. Только, наверное, невозможно привыкнуть к смерти пациентов. Говорят, что врачи не плачут. Это неправда. Каждая потеря — это наша боль. Многие в госпитале лежат семьями — муж с женой, взрослые дети… Случается, один член семьи умирает, а другой лежит в отделении и знает, что его родного человека не стало, а ему надо лечиться дальше. Как сказать ему об этом? Никогда не забуду семейную пару, им не было 60 лет, они лежали в разных палатах в реанимации. Женщина умерла, а муж продолжал ей писать письма, через несколько недель его тоже не стало… Какие слова надо найти было другой пациентке, которая лечилась на дому, а ее мать умерла у нас… Как сказать ей о том, что она даже не сможет похоронить свою мать…

К сожалению, медики тоже болеют, порой очень тяжело, без каких-либо «льгот». Непростое течение болезни, с большим объемом поражения легких и кислородной поддержкой было у одного из наших врачей. Звоню ему вечером, чтобы спросить, как самочувствие, как прошел день, а он плачет от того, что не может помочь коллегам, которым очень тяжело.

Наша работа сейчас — это вызов

Коллеги спрашивают меня: «Скажите, когда все это кончится. Мы будем ждать, мы потерпим».  А мне и ответить нечего. Не знаю, никто не знает. Началась вторая волна, с каждым днем становится все больше пациентов, много тяжелых. Работа продолжается. 

Рассуждая о работе в инфекционном госпитале, поняла, наша работа сейчас — это вызов. Вызов профессионализму, выносливости и еще человечности. Поймала себя на мысли, что отмечаю, как проявляют себя мои коллеги, попадая в сложные обстоятельства. И еще поняла, как мне повезло! У меня настоящая команда единомышленников, высоких профессионалов, неравнодушных людей с огромным желанием помогать и бороться до конца, которые в любое время могут прийти на помощь.

На днях моя дочь — студентка третьего курса, сказала, что тоже идет работать в красную зону. Что я могла ответить… Уверена, что если бы моя мама была помоложе, она сделала то же самое. Ведь этому она учила меня. Мы — медики, и все должны быть вместе, только тогда победа будет за нами!

Самое читаемое
  • Россияне массово экономят на новогодних подарках. К чему надо подготовиться бизнесуРоссияне массово экономят на новогодних подарках. К чему надо подготовиться бизнесу
  • Постепенный рост заражений. За сутки выявлен еще 471 случай COVIDПостепенный рост заражений. За сутки выявлен еще 471 случай COVID
  • Проверять, где живут и подрабатывают пенсионеры России, в 2021 году ПФР не станетПроверять, где живут и подрабатывают пенсионеры России, в 2021 году ПФР не станет
  • Отмена ЕНВД в 2021 году. Какой режим налогообложения выбратьОтмена ЕНВД в 2021 году. Какой режим налогообложения выбрать
Наверх
Чтобы пользоваться всеми сервисами сайта, необходимо авторизоваться или пройти регистрацию.
  • вспомнить пароль
Вы можете войти через форму авторизации зарегистрироваться
Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
  • Укажите ваше имя
  • Укажите вашу фамилию
  • Укажите E-mail, мы вышлем запрос подтверждения
  • Не менее 8 символов
Если вы не хотите вводить пароль, система автоматически сгенерирует его и вышлет на указанный e-mail.
Я принимаю условия Пользовательского соглашения и даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности.Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
Вы можете войти через форму авторизации
Самое важное о бизнесе.